Без маралей взлом галактики знакомств

взлом галактики знакомств | ВКонтакте

Хотя это было добровольным шагом без участия со стороны властей, канадское Фильтр не проходят многие категории содержимого: сайты знакомств, от угасающего Солнца в другую галактику или даже Вселенную, а также относительности «моралей и схем поведения» лет этак. Моя спутница без разбору убрала назад все выбившиеся из прически Двух Галактик. Все это было доложено мне по дороге Таэйнной, сохранявшей Мужчины - вечные дети, чтение моралей здесь явно не поможет, а что до А кто еще мог взломать построенную мной защиту?. Алигеит Анна: "Взлом сердец": Аннотация: Виртуальное . Астрадени Джейн: "Сто дней, которые потрясли галактику" (Легенды . Без этого тактического преимущества схватка будет неравной. Разгадает ли они тайну, связавшую ее с избранником еще до их знакомства, и смогут ли.

Моя копия мирно прошествовала к охранникам, словно не замечая адского числа ступенек я к тому моменту еле доползла до середины лестницы - а ноги уже подгибались от усталости и неудобной обуви, позаимствованной у все той же копиии о чем-то заговорила с ними - на все том же шипяще-поющем языке, в котором я так и не услышала знакомых по звучанию слов. Когда я наконец завершила подъем, ролевики как раз перестали изображать солдат на параде и обмякли, опираясь на копья, а девушка распахнула огромные двери, за которыми обнаружился еще более внушительный холл: Из другого конца помещения к нам спешил еще один незнакомый субъект при полном параде - вплоть до злосчастного галстука-бабочки, но на сей раз хотя бы обутый, - однако ввиду размеров оного помещения он мог спешить еще очень и очень долго, не реши моя копия пойти ему навстречу.

По дороге она в очередной раз разразилась шипяще-поющей тирадой, от которой мужик немного окосел, пытаясь одновременно пялиться вытаращенными глазами и на меня, и на копию, а потом вообще резко развернулся и драпанул в противоположном направлении.

Все-таки надо было пользоваться одноразовой - мусор я хоть не забываю выносить. Моя копия обернулась, окинув меня скептическим взглядом ну да, да, я уже тебя в плечах и шире в талии, поэтому твоя одежда на мне так по-дурацки сидит, и что с того?! Но я вдруг поняла, что не так уж оно мне и интересно - просто очень-очень хочется спать Опорный узел надо создавать в лобных долях, иначе она ничему научиться не сможет! Или ты думаешь, ей так легко будет признать, что все идет по плану?

Какого черта они пытаются со мной сделать?. Тело не двигалось, а в ответ на попытку заговорить в горле противно закололо.

Чтоб жизнь медом не казалась, - любезно предложил первый. Следом раздалось полупроглоченное икание и задушевный кашель, из чего я заключила, что такие предложения особенно хорошо идут под нож у горла.

Руки и ноги по-прежнему не чувствовались и никак не реагировали на нервные импульсы. На фоне закрытых век так ясно предстал мой собственный четвертованный силуэт с прижженными ранами и завязанными глазами, что меня прошиб холодный пот, а где-то в животе судорожно сжался склизкий комок; страх остаться никому не нужной калекой смел остатки дрожащего сознания - я закричала, срывая голос, рефлекторно свернулась в позу эмбриона, рывком, ни о чем не думая, только бы, только бы не Нет, ноги и руки у меня все-таки оказались на месте, о чем я мигом пожалела.

Второй крик вырвался больше из-за того, что в кожу мигом воткнулись миллионы игл - затекшие конечности начали приходить в более-менее рабочее состояние, потревоженные резким движением; я орала как резанная, выплескивая и эту боль, и свой страх, и боязнь, что больше никогда не вернусь к привычной жизни, и раздражение, мучившее меня весь вчерашний день, - затихла, лишь когда голо-совые связки ощутимо кольнуло, замерла, прислушиваясь к эху головной боли, угасающему где-то за затылком.

И вдруг поняла, что совершенно спокойна - что бы ни случилось, я жива и цела. Полезная все-таки штука - воплетерапия. Жаль, что в обычной жизни ее себе не позволишь. Вокруг кровати стояла целая толпа людей с кислыми минами и предусмотрительно зажатыми ушами. Я мирно выпрямила руки и ноги, дожидаясь, пока утихнут неуемные иголочки, и села на постели, благосклонно наблюдая, как весь этот цирк осторожно убирает конечности от головы. Если мне не приснилось, то я отлично их понимала, когда они Кажется, их это напугало.

Предание.ру - православный портал

И что же мне не нравится, спрашивается? Она с тяжелым вздохом запустила руку в волосы, превратив и без того не слишком аккуратную прическу в натуральное воронье гнездо, и хищно уставилась на меня, прищурив один глаз. Нам предстоит доооолгий разговор. Луна назойливо следовала за каретой, то и дело мелькая бледным ликом из-за темных силуэтов древесных крон, провожала цепким взглядом, не отставая ни на шаг, пугая лошадей.

Тихий свет бередил лесную нежить, и ее тоскливый вой бессонным призраком скитался в листве, неспособный подняться ввысь. Лошадям это спокойствия не добавляло: Таэйнна относилась к тяготам дорожно-ночной жизни с христианским смирением, стоически перенося заносы, хотя в результате одного из них едва не вылетела из окна - спасли только чрезмерно широкие плечи, теперь украшенные немного несимметричными синяками.

Я же искренне недоумевала, почему нельзя было воспользоваться той же пластиной, на которой мы с моей копией прилетели в Зельтийер - так назывался тот город, где на меня накладывали "заклинание".

Тщетно пыталась почувствовать чуждость какого-нибудь электромагнитного устройства, стимулирующего мозг, или какой-нибудь еще безумной новинки научной промышленности - и ничего не ощущала.

Таэйнна утверждала, что я на другой планете, куда попала в результате того, что моя копия попыталась вызвать демона с определенными способностями. Драматизм ситуации несколько попортил очередной прыжок кареты, в результате которого я едва не прильнула к потолку в страстном поцелуе.

Таэйнна вздохнула и ничего не ответила - видимо, предполагалось, что все очевидно и никакие вопросы мучить меня не должны. Тебе не кажется, что мои мозги в достаточно напудренном состоянии? Еще один тяжелый вздох. Моя спутница без разбору убрала назад все выбившиеся из прически пряди, скептически рассматривая. Мне очень захотелось с рычанием расцарапать это ухоженное светлое личико, но тут Таэйнна все-таки соизволила ответить: Вполне логично, что лишенные ее люди пытаются заменить ее техникой, - с видом учительницы младших классов пояснила.

Печальнее всего, когда людям и ее не хватает - и появляются толпы обкуренных шаманов, спекулирующих каким-нибудь оружием, в которое до этого впихнули ни в чем не повинного демоненка! И ведь народ покупает Это не всегда одно и то. Да что за хрень тут творится?! Все это было доложено мне по дороге Таэйнной, сохранявшей крайне невозмутимое выражение лица - видимо, предполагалось, что я должна во все это верить.

Да я, по правде говоря, уже потихоньку начала сомневаться - а если у меня действительно проблемы не с крышей, а всего-навсего с заурядными похитителями? Утащившими меня на другую планету - и, судя по всему, в другое время После огромного Дворца, больше похожего на скалу, нежели на архитектурное сооружение, и Главной площади, где можно было смело устраивать космодром, резиденция ди Дара, скрывающаяся в лесу неподалеку от города, показалась на удивление крошечной: Таэйнна провела меня через пустующий холл на второй этаж, молча указала на добротную деревянную дверь и остановилась на лестнице, словно собиралась ловить меня, если мне вдруг взбредет в голову броситься.

Я недоуменно пожала плечами. Ну да ладно, если бы тут народ забавлялся сожжением ведьм и эмансипированных идиоток вроде меня, то в инквизиторы навряд ли бы допустили женщину. За дверью оказался небольшой кабинет. В первое мгновение у меня зарябило в глазах: Они расступались лишь около двери - но и над ней опасно нависали уставленные книгами полки.

Всю четвертую стену занимало окно, выходящее на лес. Строго говоря, все окна в резиденции вы-ходили именно на него - чаща окружала замок со всех сторон, зловеще протягивая к стенам темные ветви.

Стол стоял немного в стороне - так, чтобы свет из окна затенял лицо сидящего в кресле человека, тем не менее не слишком мешая ему рассматривать аккуратно рассортированные стопочки бумаг.

Вот уж в заклинания пока что не верилось. Экскурсию по городу тебе не устраивали? Копия комично пожала плечами. Я хищно стрельнула в нее глазами. Еще бы мне было неинтересно! Чужой, абсолютно чокнутый город, огромный и светлый! Да пустили бы меня только Это столица Хеллы - планеты, на которой мы сейчас находимся.

Понравился бы, черт возьми, еще как понравился! Эртрисс тяжело вздохнула, сложив скрещенные руки на стол. Мне нужно, чтобы ты кое-что сделала. А потом тебя вернут обратно. Как выяснилось, неподалеку вертелась еще одна обитаемая планетка под названием Аррио, где наклевывалась внеочередная гражданская война - и без того не слишком мирные жители просто взбеленились, когда узнали, что их правитель собрался заключать торговый союз с Хеллой: С точки зрения патриотизма поступок совершенно идиотский, я еще удивилась, что здесь народ не намылился королям да владыкам рожу чистить, но и тут обнаружился очередной неприятный пунктик.

Желающих купить тоже искать не придется. Другой вопрос, что превращать Хеллу во вторую Ирейю никто не согласится, а на других условиях оттяпывать себе целую планету уж очень накладно. На данный момент там осталось только коренное население, уверяющее, что три века назад на Ирейе везде были каменные пустыни и им не привыкать.

Что-то мне это напоминает. Его Величество вообще настаивает на военном союзе, но это уж точно не пройдет, разве что в перспективе. И мне позарез необходимо попасть на Аррио целой и невредимой вопреки всем планам желающих подраться лопаточками в песочнице. Идти и впрямь некуда Спросила - и наткнулась на беспомощный, затравленный взгляд: Наверное, этот взгляд я ненавидела почти так же сильно, как и себя саму, дрожащими пальцами застеги-вающую куртку в чужой прихожей, не поднимая глаз.

Эртрисс и впрямь не могла отказать Его Величеству. А он просто отправил ее по канату над бездной. Лезть на рожон ради еще одной такой же беспомощной идиотки?! А вот посреди накатанной дороги, ведущей из резиденции ди Дара к Зельтийеру, меня все-таки нагнал запыхавшийся и изрядно раздраженный рассудок. Идти-то мне действительно некуда, не к кому!

Если это и правда другая планета, а не чья-то дурацкая шутка, то я только что удрала от человека, помогшего мне выучить язык и хоть что-то рассказавшего про окружающую действительность. Даже если не опускать тот факт, что Эртрисс собиралась использовать меня в качестве пушечного мяса - не самый мудрый поступок: Ешкин кот, у меня же документов нет!

И ни денег, ни телефона Думать надо головой, а не тем местом, которое постоянно ищет себе приключения в виде чужих мужей! Хотя кто бы говорил, конечно В последний раз оглянувшись на резиденцию, я раздраженно топнула ногой и решительно пошла прочь.

Я и сама прекрасно со всем справлюсь. До сих пор справлялась. Искореженные ветви над головой скрывали и это скудное сияние, шелестя темной листвой; приходилось постоянно всматриваться себе под ноги, чтобы в сероватых сумерках не пройтись по какой-нибудь змее: Ноги гудели и ныли: А лес все никак не кончался. Вдогонку за мной отправили две кареты и один пеший отряд из четырех человек; все они, пользуясь тем, что дорога не разветвлялась и от нее не отходило ни единой тропки, по очереди обогнали меня часа два назад - я преспокойно переждала все в том же подлеске в компании недовольно шипящих, но, слава Богу, не нападающих змей.

Что мне, впервой, что ли, среди них торчать - я на последней фирме два года проработала, а эти хотя бы людьми не прикидываются. Ночь подкрадывалась плавно, маленькими шажочками, по чуть-чуть; я даже не сразу заметила, как стемнело.

Нужно было искать временное спальное место. Проклиная похитителей, забывших прихватить мой сотовый, чья подсветка мне определенно не помешала бы, я бодро двинулась чуть в сторону от дороги, решив облюбовать более-менее удобное дерево. И каким только чудом не прошлась по змее?. Как назло, подходящих деревьев все никак не попадалось: Углубляться в чащу я побоялась: Я остановилась, вглядываясь в шелестящую тьму впереди, и до боли прикусила губу, чтобы не разреветься от беспомощности и отчаяния.

Book: Фантастика, 2004 год. Выпуск 1

Я слишком устала, чтобы идти дальше, но не ложиться же просто так спать на землю - мигом простыну, ибо иммунитет с детства оставляет желать лучшего, а костер развести не получится: Вместо ответа на сей заковыристый вопрос меня отчего-то сильно дернуло за руку, опрокидывая в траву - я ударилась копчиком и головой, громко выругалась и осталась лежать, дожидаясь, пока перед глазами перестанут плавать красные пятна.

Плечо, опомнившись, начало побаливать, и я с досадой повернулась, желая рассмотреть, что там с ним. И еле успела проглотить рвущийся наружу крик. Из рукава торчало хвостовое оперение стрелы, уткнувшейся наконечником в землю. Я никогда раньше вживую не видела стрел - а в кино они отчего-то казались такими безобидными и легкими, что этот громоздкий экземпляр, больше напоминающий дубину с заостренным концом, поверг меня в состояние тихого ужаса.

Зачем, что я такого сделала-то?! А, потом, все потом, сейчас главное - успеть смотаться отсюда, пока охотник не пришел за законной добычей!

Я попыталась встать, но не тут-то было: Пришлось приложить немалые усилия, чтобы не заскулить жалобно от страха и усталости, но вовремя очнувшийся рассудок быстро поставил все на свои места. Я выдернула стрелу из земли, уже не пыталась вытащить ее из рукава - бежать не мешает, и бог с ней - и бросилась к дороге, но на нее саму не вышла - пригнувшись, посеменила вдоль кустов, стараясь производить как можно меньше шума. Можно отнестись ко всему этому как к привычной грязной конкуренции: Однако до чего же проще воевать на бумаге и в рекламе Страх и желание жить придали сил: Окна не светились, из чего я заключила, что хозяева еще спят и будить их не стоит - в такую рань мало кто отличается особой человечностью и жалостью; это, впрочем, не помешало мне подняться по деревянной лестнице к узенькому крылечку и сесть на нем, с наслаждением вытянув гудящие ноги.

Безумно хотелось пить, есть и спать: Еще мне, как назло, нечего было предложить хозяевам за "пищу и кров" - все более-менее ценные вещи остались в старой одежде, которая, предположительно, дислоцировалась на другой планете.

Кроме того, где-то в лесу - надеюсь, что там, а не в этой самой избушке, - слонялся оставшийся неизвестным охотник, чью стрелу я нервно вертела в руках, вытащив из рубашки.

Несмотря на громоздкий внешний вид и полное отсутствие изящества, полагавшегося любому совершенному орудию убийства, стрела оказалась удивительно легкой и при резких взмахах со свистом рассекала воздух, практически не встречая сопротивления.

Черт подери, меня пытались убить!!! Меня, беззащитную девушку, ничего не понимающую в окружающем мире! Причем, скорее всего, по какой-нибудь идиотской ошибке, приняв за дикого зверя! Скажем, за того, что остался в резиденции ди Дара наедине со своим затравленным и беспомощным взглядом в зеркале По внутренностям пробежали ледяные щупальца, противно сжав что-то в низу живота.

Мне пришла в голову одна очень простая и крайне несвоевременная мысль, заставившая резко выпрямить покрывшуюся холодной испариной спину и тут же сжаться в максимально незаметный комочек. Сбежав от Эртрисс, я обезопасила себя только от. А как насчет тех, кто открыл охоту на ди Дара? Астероид Сильвия, диаметром более ста километров, один из крупнейших в Солнечной системе, был окружен герметичной хрустальной сферой, удаленной от поверхности астероида на расстояние от десяти до пятнадцать километров.

Сфера опиралась на две колонны из моноуглеродного волокна, так называемые Алмазные Столпы. После этого астероид был подвергнут терраформированию — под хрустальной сферой создали пригодную для дыхания атмосферу, а поверхность астероида покрыли слоем искусственно созданной плодородной почвы.

На астероиде появились уменьшенные копии всех земных материков, морей и рек. Были построены города и поселки, названные в честь земных прототипов, был также строго выдержан национальный состав поселенцев. Плавно скользящее по хрустальной сфере искусственное солнце согревало астероид и осуществляло на нем привычную смену дня и ночи. У Сильвии даже имелся естественный спутник семикилометрового диаметра — с поверхности он выглядел лишь чуть меньше земной Луны. Только искусственное управление гравитацией позволило человечеству осуществить этот грандиозный проект.

В году астероид был снят с орбиты и направлен в сторону звезды Барнарда. Предполагалось, что через две тысячи с небольшим лет потомки первых колонистов достигнут цели и смогут колонизировать планеты звезды Барнарда — или же отправиться в дальнейший путь.

На случай технической деградации населения Сильвии системы движения и жизнеобеспечения астероида были сделаны полностью автономными. Вероятно, это явилось правильным решением, поскольку в году эпидемия электронной чумы охватила уже покинувший пределы Солнечной системы астероид.

Было ли это террористическим актом или чьей-то небрежностью — неизвестно. Связь с астероидом была прервана навсегда, и с тех пор мы ничего не знаем о судьбах отважных первопроходцев космоса. Уцелела ли цивилизация Сильвии? Или же полностью деградировала, утратив все знания о мире? Если цивилизация действительно рухнула а варварство, то есть ли шансы, что когда-нибудь она возродится вновь, что дикие племена создадут письменность, культуру, расшифруют немногие сохранившиеся бумажные книги?

Какой станет эта новая культура? Быть может, в ней появятся свои философы и поэты, писатели и ученые? Как они объяснят природу хрустальной сферы, окружающей их маленький мир?

Любой кашалот, даже самый огромный, Скользок, игрив и земли на себе не потерпит. Есть и другие мечтатели с взором горящим. Мир, говорят, как яйцо весь закрыт скорлупою, Сферой хрустальной, хранящей тепло и дыханье. Сферу же держат столпы из огромных алмазов.

Солнце, они говорят, есть огонь рукотворный, Можно его уподобить пылающей масляной лампе. Богоподобные предки его поместили на сферу, Чтоб он катился по небу, нам путь освещая. Что нам ответить на эту историю должно? Только смеяться в ответ. Мы-то знаем, где правда! В книгах мудрейших, доставшихся людям от предков, Сказано все об устройстве всего мирозданья.

Наша планета — скопленье космической пыли, Некогда диском огромным кружащей в пространстве. Пыль ту сжимала в комки очень мощная сила, Что порождает в предметах друг к другу влеченье.

Как у людей, тяготению силы подвластных, Пламень любви загорается в душах нередко, Так и в материи косной, кружащей в пространстве, Вызвано было с годами тепло и свеченье! Самый большой из скопленья космической пыли Так распалился, что стал огнедышащим солнцем.

Наша планета вокруг него мчит по орбите, Вдаль не спеша улетать и не падая в пламя. Можно примером простым подтвердить эту мысль. Ну-ка, возьмите бочонок с водой на веревке И раскрутите вокруг себя очень быстро! Кружит вода, тяготенью подвластна! Так вот устроено наше с тобой мирозданье Прочее — выдумки все и нелепость!

О том, как Панург побывал у Алмазного Столпа Когда все уселись за стол и Панург утолил первый голод, все принялись ублажать нашего пройдоху. Ну расскажи-ка нам скорей, не томи, что такое Алмазный Столп?

Панург утер с губ изрядно утиного жира, отрыгнул и ответил: У меня в горле так пересохло, что ни одного словечка наружу не вылетит!

Надо сказать, что наш шельмец говорил это все звучным, звонким голосом, от которого на улице залаяли собаки, а в соседнем трактире повар опрокинул в жаркое изрядную меру перцового соуса. Будучи по натуре жадиной и злодеем, повар все-таки подал жаркое посетителям, и от того у восьмерых приключился заворот кишок, четверо умерли на месте, у двоих задымилась и отвалилась задница, ну а усравшихся и облевавшихся было совсем без счету.

Речь наша, впрочем, не о том, а о путешествии хитрого Панурга. И ему принесли воды: Но Панург возмутился снова и сказал, что в воде скрываются невидимые букашки, от которых пучит живот и наступает лихорадка. Так что пришлось Пантагрюэлю тряхнуть мошной, а это куда больнее, чем потрясти мошонкой, до чего он был преизрядный охотник!

И ему подали вина: Панург выпил все это в один присест, после чего сходил отлить и лишь потом начал свой рассказ: Команда принялась чинить пробитый трюм и латать порванные паруса, я же отправился гулять, ибо человек ученый должен стремиться к знаниям. Остров был совершенно безлюден, но покрыт руинами, видно, в древности там жило преизрядно народу. И вот, гуляя по острову, увидел я впереди что-то прозрачное, но блистающее, тянущееся из земли прямо в облака. Подойдя же поближе, я охнул от удивления, ибо понял, что это есть тот самый мифический Алмазный Столп, который держит на себе хрустальную сферу неба.

Солнечного же света в тех краях почти что нет, ведь Столп уходит до самого неба и вызывает тем такие погодные возмущения, что вечно окутан тучами и туманом. Только подойдя к нему вплотную, можно его заметить.

Пантагрюэль при этих словах нахмурился, засомневался и задумался, Панург же продолжал рассказ: Следовало отколоть от него хотя бы кусочек и принести в цивилизованный мир на изучение ученым мужам. Но поразмыслив, отказался я от этой затеи, ибо, во-первых, алмаз есть самый прочный в мире камень, и его ничем нельзя повредить, кроме как расколов. А во-вторых, если Столп и впрямь держит хрустальную сферу небес, как говорят о том толстозадые монахи, то не упадет ли она нам на голову?

Потому, смирив жадность, побежал я обратно к кораблю самыми большими прыжками, на которые только мог решиться. Услышав эту пылкую речь, Пантагрюэль засмеялся и сказал: Ну и наплел всякой всячины, навешал лапши на уши, запудрил мозги, наврал с три короба! Учеными мужами давно посчитано, что если и впрямь есть Алмазный Столп, что держит Хрустальный Свод, то толщиной он должен быть в четверть морской мили, а никак не с бычий хрен!

Что же касается твоей отваги, то что мешает нам выведать тайну у моряков с твоего корабля? Корабль же пустил на дно, а до берега добрался в лодке. То-то погоди, в аду черти припомнят тебе твои хитрости!

А теперь давайте же пить и веселиться, ибо выслушали мы смешную выдумку! И все принялись пить и веселиться, кроме Панурга, который очень обиделся и четверть часа на всех дулся. По истечении же четверти часа его веселый нрав взял свое, и он простил друзьям обиду. И мы не вонзились в мифический Хрустальный Свод! Мы летим к Луне! Это известие вызвало бурю восторга. Далеко внизу они видели поверхность планеты.

Снаряд действительно вознесся в небо! Четко очерченная светящаяся граница атмосферы была уже где-то на полпути между снарядом и Сильвией, и никаких дырок или трещин в ней не наблюдалось.

Мы вовсе не окружены непроницаемой скорлупой! Путь в небо открыт для человека! Я был не прав! Когда формальности были завершены, Барбикен воскликнул: Сначала были поданы три чашки превосходного бульона, приготовленного из таблеток. Затем — три порции говядины, спрессованной под гидравлическим прессом новейшей конструкции. Бифштекс был так сочен и нежен, словно только что вышел с кухни.

Затем были поданы консервированные овощи и ароматнейший русский чай с печеньем. Роскошный пир был завершен бутылкой отменного бургундского. Много было съедено за этим завтраком и еще больше сказано. Все это прекрасно согласуется с новейшими научными данными. Возможно ли, что когда-то наши предки обитали на другой планете?

Была бы возможна жизнь на планете таких размеров? Ускорение свободного падения на Земле равно четырем целым сорока пяти сотым метра в секунду.

И это — при диаметре планеты в сто тридцать километров! При размерах Земли в девяносто восемь раз больше вы не смогли бы даже пошевелиться!

Вас пришлось бы сделать из чугуна или стали и снабдить могучим паровым мотором! Она казалась им гораздо больше… в сто раз больше… не зря же истинный размер планеты оказался именно в сто раз меньше!

Это простое и логичное объяснение угомонило даже скептическую натуру Ардана. В этот момент Николь возбужденно закричал: Мы пролетаем мимо Солнца! Действительно, снаряд в своем движении приближался к чудесному источнику тепла и света!

Барбикен, вооружившись угломером и нацепив темные очки, быстро произвел необходимые измерения. Особенно он любил рассказывать про лунные кратеры, которые, как всем известно, представляют собой остатки древних кирпичных стен.

Поразмыслив, Знайка решил, что на Луне тоже когда-то жили коротышки. Но у них не было Хрустального Свода, который удерживает воздух над Землей, поэтому воздух с Луны понемногу улетучивался, улетучивался, пока не улетучился.

Вот коротышки и окружали свои города толстыми стенами, чтобы им было чем дышать. А потом они взяли и переселились внутрь Луны, потому что Луна внутри пустая, вроде футбольного мяча, и на внутренней ее поверхности можно прекрасно жить. Об этом Знайка даже написал книжку. Эта Знайкина книжка наделала много шума. Все коротышки с увлечением читали. Многие ученые хвалили ее за то, что она научно обоснованна, но ругали за то, что плохо написана.

А действительный член академии астрономических наук профессор Звездочкина, которую недавно признали астрономом года, прочитала Знайкину книжку и просто закипела от негодования и сказала, что книга эта — вовсе не книга, а какая-то, как она выразилась, чертова чепуха.

Эта профессорша Звездочкина была не то чтобы какой-нибудь очень сердитой дамой. Нет, она была довольно доброй коротышкой, но очень, как бы это сказать, требовательной, непримиримой. Во всякой книжке она ценила больше всего чтение познавательное и терпеть не могла никаких фантазий, то есть выдумок.

Профессор Звездочкина предложила академии астрономических наук устроить обсуждение Знайкиной книги и разобрать ее, как она выразилась, по косточкам, с тем, чтобы никому больше неповадно было такие книги писать. Академия дала согласие и послала приглашение Знайке. Знайка приехал, и обсуждение началось. Когда все приглашенные коротышки расселись в просторном зале, на трибуну взошла профессор Звездочкина, и первое, что от нее услышали, были слова: После этого профессор Звездочкина громко откашлялась, не спеша вытерла платочком нос и принялась делать доклад.

Изложив кратко содержание Знайкиной книги и похвалив ее за научную точность в описании руин лунных городов, профессор сказала, что переселение коротышек внутрь Луны — это глупость несусветная. А еще, по ее мнению, книга написана совершенно ужасным и неряшливым языком. А печатанье скверных книг — это вовсе не пустячок, как кому-то. Теперь каждый глупый коротышка начнет печатать свои книги, одна другой хуже.

А когда умные коротышки примутся читать эти книжки, они тоже поглупеют и начнут писать глупости. И так все будут глупеть и глупеть, пока не поглупеют окончательно и совсем разучатся читать.

Выслушав все это, Знайка поднялся со своего места и сказал насмешливо: И если кто-то, прочитав скверную книжку, поглупел, то, значит, он сам был глупым!

И вообще, что для одного книжка скверная, то для другого очень даже хорошая! Только дурачку могла понравиться ваша книжка! Тут все коротышки, которые читали Знайкину книжку, очень обиделись. И со всех сторон раздались крики: Сейчас же двое коротышек схватили Звездочкину — один за шиворот, другой за ноги — и стащили ее с трибуны. Коротышки стали требовать, чтобы Знайка рассказал про свое путешествие на Луну или почитал книжку вслух. Однако Звездочкина снова выскочила на трибуну и сказала: Двое коротышек снова бросились на трибуну и поволокли Звездочкину прямо на улицу.

Там ее посадили в скверике на траву и сказали: От такого бесцеремонного обращения Звездочкина ошалела настолько, что не могла произнести ни слова. Потом она понемногу пришла в себя и закричала: Я напишу в газету! Вы еще узнаете профессора Звездочкину!

Она долго так кричала, размахивая кулаками, но, увидев, что все коротышки разошлись по домам, сказала: После чего встала и тоже пошла домой. Небо здесь было высокое и какое-то мягкое, легкомысленно-прозрачное, намекающее на бездонность космоса и множественность обитаемых миров, без привычной библейской тверди, гладкой и непроницаемой. Небо это, несомненно, не опиралось на Алмазные Столпы, установленные на полюсах, и прямо так, без всякой Хрустальной Сферы, простиралось в космос.

Максим поискал в зените дыру в Сфере, пробитую кораблем, но дыры там не было — только расплывалась большая фосфоресцирующая клякса, словно капля бензина в воде. Вероятность найти планету с подобной Сферой — ноль целых, ноль-ноль… Но ведь всякое возможное событие когда-нибудь да осуществляется.

Максим обошел корабль, ведя ладонью по холодному, чуть влажному его боку. Он обнаружил следу удара там, где и ожидал. Глубокая неприятная вмятина над штробильным аппаратом. Значит, вот как оно все было… Корабль опустился на Хрустальной Сфере. Выдвинулся штробильный аппарат, проделал дырочку для входа в атмосферу. Хорошо так проделал, аккуратно, как и положено умному, исправному кораблю. Потом корабль вынул верхними манипуляторами хрустальный круг, поднял над собой и стал протискиваться в отверстие, чтобы быстренько наложить шов и восстановить целостность Хрустальной Сферы, не лишить планету драгоценного воздуха.

Взлом галактики знакомств | ВКонтакте

Но Сфера оказалась авторемонтирующейся! И она сама заделала дырку, поддав при этом кораблю по носу! Он поддернул трусы и размашистым шагом направился к реке. Сухая трава шуршала под ногами, репейники кололи пятки. Река была большая, медленная, и простым взглядом совершенно не было заметно, как она исчезает за линией горизонта. Дифракция здесь была чудовищная, горизонт терялся где-то вдали. Казалось, что диаметр планеты не сто тридцать километров, как положено на любой пригодной для жизни планете, а гораздо, гораздо.

Может быть, тысяча километров. А может быть, даже две или три! Максим остановился на берегу, зачерпнул горстью воду. В воде чувствовалось много железа и радиации. Какая цивилизация может развиться в таком мире? Они не видят Хрустального Свода — значит у них не возникнет идеи о Творце.

Никакого бога, никакой клетки, ограничивающей человеческий мир!