Диктант по раздел знаком

О. В. Узорова, Диктанты повышенной сложности. классы – читать онлайн полностью – ЛитРес

диктант по раздел знаком

Сборник диктантов составлен по текстам повестей Т.Г.Шевченко. То, будучи практически знаком с комфортом почтовых станций, я. Учебно-методическая карта дисциплины Раздел дисциплины Л ПЗ часа) Урок 1 10 Урок 2 10 Диктант Урок 3 14 Диктант Урок 4 8 Тест 1 Раздел 2. Твердый знак (ъ). Раздел 1. Вводный фонетико-грамматический курс (42 часа). Íастоящий сборник диктантов предназначен для проверки употребление одного знака препинания вместо другого;. – пропуск .. Экспозиция разделе-.

Ворота не дощатые, как это бывает у постоялых русских дворов, а обыкновенные, простые; по сторонам их дубовые массивные столбы и по несколько частоколин. Да у глухого конца ворот старая широковетвистая верба, как бы заслоняющая от недоброго глаза благодатный хутор. Войдя на двор хутора, вы увидите с правой стороны большую клуню, обставленную полускирдами разного хлеба, по левую сторону ворот — загороды с сараями для разной скотины, а за клунею невдалеке, под старыми берестами, две дубовые коморы и возивня.

Напротив комор лех с железными дверями, а в самом конце двора, под липами, белеет хата, снопками крытая на польский лад. За хатою идет уже сад с разными породами яблонь, груш, слив, вишен, черешен и даже три старых дерева грецких орехов, вывезенных с Крыму. Посередине саду колодезь с колесом и навесом. А за садом в гаи, на небольшой поляне, пасека с куренем и погребом для пчел. А там уже дубы, липы, березы и всякое дерево до самого рва. Сосуд разбит, драгоценное миро пролито и с грязью смешано, а лучезарный светильник мирной артистической жизни погас от ядовитого дыхания домашней медяницы.

О, если бы могли эти светочи мира обойтись без семейного счастья, как бы прекрасно было! Сколько бы великих произведений не потонуло в этом домашнем омуте, а остались бы на земле в назидание и наслаждение человечеству. И для гения, вероятно, как и для нашего брата, домашний камин и семейный кружок необходим.

Это, верно, потому, что для души, чувствующей и любящей все возвышенно-прекрасное в природе и в искусстве, после высокого наслаждения этой обаятельной гармонией необходим душевный отдых. А сладкий этот успокоитель утомленного сердца может существовать только в кругу детей и доброй, любящей жены. Коморы его начинялись всяким добром, волы и коровы его и всякая другая худоба множилась и тучнела, чумаки его каждое божие лето возвращались с дороги с великою лихвою, пчелы его по трижды в одно лето роились, так что одного меду продавал он ежегодно рублей сот на пять, если не больше, не говоря уже про воск.

Садовой овощи, правда, он не продавал, а то и тут бы не одну лупнул сотнягу. Словом, к Якиму на хутор со всех сторон добро лилось, как будто сама фортуна коловратная на его хуторе поселилась — в лице Лукии и Марка. И то правду сказать, что Лукия была хозяйка невсыпущая и распорядительная. Старикам оставалось только смотреть на нее и молиться богу. Марта ежегодно ходила в Киев на поклонение святым угодникам Печерским. А Яким хотя и не ходил, зато дома в продолжение года молебствовал: А сам все себе сидит в пасеке, рои снимает да псалтырь читает.

Приближаясь к роще, мне послышался какой-то неопределенный шум. Шум усиливался по мере моего приближения. Еще немного, и я явственно мог расслушать, что шум этот происходил от каскада падающей воды. И, действительно, я не ошибся: Выехавши из рощи, передо мною открылся широкий пруд и плотина, полузакрытая старыми огромными вербами.

По ту сторону пруда, почти у самого берега, выглядывали из-за деревьев белые хатки и отражались в воде. Между крестьянскими хатками белела под почерневшей соломенной крышей с гнездом аиста, большая, о четырех окнах, панская хата, а перед нею стоит огромный развесистый вяз.

За хутором по косогору раскинулся фруктовый сад, окруженный старыми березами. На самом косогоре, на фоне голубого неба, рисовалась ветряная мельница о шести крылах, а влево от мельницы, за пологой линией косогора, на самом горизонте в фиолетовом тумане едва заметно рисовался город Глухов. Поставила пасху, холодное порося и пирожки с сыром и со сметаной.

Уставивши все это порядком, положила ему ручник белый, вышитый по концам красной заполочью, на колена и отошла к колыбели. Венгерец, хотя просил немножко шнапсу, однако выпил две рюмки залпом, а третью — после первого куска поросенка.

Окончивши все, что было на стол поставлено, он вежливо раскланялся с Лукией, потом попросил огня, закурил свою фарфоровую трубку с кривым чубуком и начал собираться в дорогу. Взваливши коробку на спину, плащ на плечи, палку в руки, шляпу на голову, он еще раз раскланялся с Лукией и вышел из хаты. Лукия, проводивши венгра за ворота, возвратилась в хату, подошла к колыбели, открыла простыню, и, увидевши, что Марко спит, перекрестила его и едва коснулась губами его разгоревшейся щечки, боясь поцелуем разбудить.

Взявшись с приятелем под руки, мы пошли вдоль изгороди, уставленной высокими роскошными тополями. Из-за тополей кое-где просвечивалась молодая березовая рощица или темнел стройный молодой дубняк. Пройдя добрые полверсты, мы дошли до угла изгороди и поворотили влево по тропинке, идущей параллельно со рвом под гору.

При этом повороте нам открылось во всей красе своей тихое светлое озеро, окаймленное густым зеленым камышом и раскидистыми огромными вербами. Подойдя к озеру, мне так и хотелось окунуться раза два-три в его прозрачной воде. Но вожатый мой заметил мне довольно основательно, что подобное действие было бы неприлично. Тем более, что в это время мы подошли к воротам парка, осененным двумя старыми вербами.

Мы без труда отворили ворота и вошли в парк. Длинная тенистая дорожка вела к дому, вдали белеющему сквозь ветви. Не доходя до дома, мы в стороне, недалеко от дороги, между деревьями увидели человеческую фигуру в белой полотняной блузе и в соломенной простой шляпе. Густые темно-каштановые волосы, заплетенные в две косы и перевиты зеленым с синими цветами барвинком, придавали какую-то особенную свежесть ее изящной головке. Тонкая белая рубаха с белыми же прозрачными узорами на широких рукавах ложилась на плечах и на груди большими складками.

Словом, передо мною сидела богиня красоты и непорочности. Рядом с Еленочкой сидела мать ее, когда-то Варочка, а теперь Варвара Ивановна, как называл ее сам хозяин.

А около нее сидел Туман, с улыбкою покручивая белые усы. Я смотрел на него не как на простого корчмаря-ветерана, а как на рыцаря великих нравственных подвигов, как на человека-христианина в самом обширном смысле этого слова.

И, признаюсь, завидовал. Он в моих глазах казался совершенно счастлив, да иначе и быть не могло. Человек, так высоко и благородно исполнивший свои обязанности в отношении к ближнему, даже в нищете и одиночестве должен быть счастлив. А его старость была окружена достатком и самыми искренними, самыми нежными друзьями. Не случалось мне видеть такого изящного произведения скульптуры или живописи, которое так бы успокоительно-сладко привлекало мои глаза к себе, как кроткое, спокойное лицо этого седого доблестного героя добродетели.

Он мне вежливо ответил поклоном и спросил: Я вас не встречал здесь. Я, действительно, недавно приехал в вашу Защиту. Я сказал ему место моей родины. Старик мне судорожно подал руку, которую я чуть-чуть не поцеловал.

Вы так недавно видели наш Богом благословенный край! А я вот уже лет тридцать с лишком не видал его! Что-то там теперь делается? И у старика навернулись слезы. Будьте добры и ласковы, не откажите мне! Я, разумеется, был рад такому предложению. И через несколько минут мы подошли к небольшому беленькому домику, соломой крытому; наружность его мне напомнила Малороссию. Сам по себе хутор не очень живописный, по причине опрятности, доведенной до педантизма, но зато окрестности окупались чистым пейзажем.

Берега Альты устланы зеленым высоким камышом, так что самую реку и не видно, разве только против Сокириного хутора. Густые зеленые камыши разрезываются на широком пространстве группами широковетвистых верб и старых осокоров. На левом берегу Альты выглядывает из-за зеленых верб небольшая беленькая церковь, воздвигнутая иждивением христолюбивых граждан города Переяслава.

За оградою церкви, до самого города, расстилается равнина, засеянная житом и пшеницею и густо уставленная историческими могилами. И чем ближе к городу, тем могилы выше и гуще, так что городского вала издали совсем не видно и весь город кажется на могилах построен. Сам же город Переяслав, как и вообще города, издали кажется в тумане, но над городом из тумана выходила белая восьмиугольная башня, увенчанная готическим зеленым куполом с золотою главою.

Это соборный храм прекрасной, грациозной, полурококо, полувизантийской архитектуры, воздвигнутый знаменитым Иваном Мазепою в году слова По Т. Правда, я никого не убивал, зато немилосердно грабил богатых жидов и шляхту и всякого, кто проезжал в богатом экипаже. И, начитавшись романов о великодушных рыцарях-разбойниках, мне вздумалось подражать им.

Я так и делал. Прошел еще месяц, и меня единогласно провозгласили атаманом. Шайка моя быстро увеличивалась, так что по прошествии четырех месяцев у меня уже было более сотни удалых голов. С такою силой я брал уже смелость нападать открыто на господские дома, и не без успеха, потому что крестьяне изменяли своим тиранам.

Рыцарскими подвигами своими я снискал любовь крестьян на Подоле и Волыни. Слава о моем бескорыстии быстро распространялась между ними, а шайка моя еще быстрее вырастала, так что через полгода у меня считалось около трехсот товарищей. Я своей армии никогда не держал в одном месте, потому что прокормить ее было трудно и потому, чтобы полицию сбить с толку насчет моего местопребывания. Полиции я, правда, не очень трусил, потому что крестьяне меня любили и в случае опасности укрывали. Бедность та же, да только бедность эта была умытая.

На чистеньком полу чистенькие половики, у окон беленькие занавески, на окнах бальзамины и герань в горшках. Стол, дощатый диван, табуретки липовые те же самые, да как-то иначе смотрели. Что значит женская рука в домашнем быту даже аккуратного мужчины! В быту гражданских мужчин это еще не так резко бросается в глаза, как у военных.

Например, зайди вы в комнату холостого офицера: А у женатого офицера тоже изба, да только в этой избе сундук, на котором у холостого денщик спит с собакою, у женатого он покрыт ковриком и заменяет диван. На дощатом столике, вместо табачницы и гвоздя для ковыряния трубок, пестренькая ярославская салфеточка, зеркальце и какое-нибудь женское рукоделье. Словом, в семейной жизни, даже в бедности, есть какая-то свежая материальная прелесть.

Нужно достать где-нибудь экипаж и лошадей да отвезти Катрусюв Чернигов или в Киев. До Киева, кажется, будет ближе, но где мы лошадей и экипаж достанем? А лошадей, говорю я, нам и Степанович даст.

Только брички у него нет, а простая мужицкая повозка. Я выпросила у Степановича, спасибо ему, и коней, и повозки. Наложили мы в повозку сена да покрыли рядном и положили ее, бедную, в повозку; около нее села сама Катерина Лукьяновна, да и повезли ее в Киев, в Кирилловский монастырь.

Конспект урока в 3 классе по русскому языку "Диктант по разделу 9 правил орфографии"

Вот тебе, Катерина Лукьяновна, и княгиня. Старушка замолчала и тихо заплакала, а хозяин прибавил: Только мы его с той ужасной ночи уже не видали. Варочка росла не по дням, а по часам. И что это за прелестное дитя было! Просто совершенство детской красоты.

Вот уж я пятый десяток коротаю, а не видал еще другого такого очаровательного дитяти. И ко всему этому — тихое, скромное, совершенный ангел небесный. Оно если и позволяло себе иногда детскую резвость, так только с одним своим татом так называла она угрюмого Тумана. И самая нежная мать не может ласковее улыбаться своему дитяти, как угрюмый Туман улыбался, лаская свою кудрявую Варочку.

Мне часто случалось его видеть, сидящего под хатою на завалине и ласкающего на коленях свою Варочку. Мне всегда эта сцена напоминала прекрасную гравюру, изображающую усатого рыцаря в кольчуге с прекрасным младенцем на руках.

Дитя треплет его за усы, а он ему ласково улыбается. Точь-в-точь Туман с своею Варочкой. А правду сказать, он вполне заслуживал этого счастья. Однажды я отворяю эту дверь, и представьте мое изумление! Передо мною стоит прекрасная девушка, сконфуженная и раскрасневшаяся до ушей. Я не знал, что сказать ей, и, с минуту помолчавши, поклонился, а она, закрыв лицо руками, убежала и скрылась в соседней двери. Я не мог понять, что бы это значило, и после долгих догадок и предположений пошел в класс.

Работал я плохо; мне все мешала загадочная девушка. На другой день она встретилась мне на лестнице и вспыхнула, как и прежде; я тоже по-прежнему остолбенел. Через минуту она захохотала так детски, так чистосердечно, что я не утерпел и начал ей вторить. Чьи-то шаги послышались на лестнице и уняли наш смех.

Она приложила палец к губам и убежала. Я тихо поднялся по лестнице и вошел в свою квартиру, еще больше озадаченный, чем в первый. Она мне несколько дней покою не давала. Я поминутно выходил в коридор в надежде встретить знакомую незнакомку, но она если и выбегала на коридор, то так быстро пряталась, что я не успевал ей кивнуть головою, а не то чтобы порядочно поклониться.

диктант по раздел знаком

В таком положении прошла целая неделя. Я уже начал было ее забывать. Только слушайте, что случилось. В воскресенье, часу в десятом утра, входит ко мне Йохим, и отгадайте, кого он ввел за собою?

Сборник диктантов по русскому языку

Мою таинственную раскрасневшуюся красавицу. Комната была разделена на две половины узкою, длинною печкой вместо перегородки. А печка украшена лепными арабезками домашнего художества. Такие печи можно видеть на Волыни и Подолии.

В углу перед образами стоял стол, покрытый бухарским ковром и сверху белой скатертью. На столе лежал ржаной хлеб, вполовину покрытый тонким белым полотенцем, вышитым разными цветными шелками. Около хлеба стояла фаянсовая солонка с белой, как рафинад, солью, и тут же, на другом конце стола, лежала большая книга в красном сафьянном переплете, с золотыми вытиснутыми и почерневшими от времени украшениями.

Между окнами на стене висел в позолоченной рамке эстамп, изображающий Иоанна Богослова. Около двери в углу стоял посох степного дерева джигилу.

И тут же около посоха на гвозде висели кандалы. Старик в продолжение этого времени хозяйничал вне хаты и возвратился в хату в то самое время, когда я смотрел на кандалы.

Я завоевал его многолетним преступлением и принес его сюда на ногах своих из самого Житомира. Здесь носил я его двадцать лет и теперь еще казнюсь им и буду казниться и исповедовать ему грехи свои до гробовой доски. Все это было сказано таким грустным, потрясающим душу голосом, что я не мог сказать слова утешительного бедному старику и сидел молча, пока он сам не заговорил.

3 класс | Диктанты.ру

О сколько милых, очаровательных видений пробуждается в моем старом сердце при этом милом слове. И вот стоит передо мною наша бедная, старая белая хата, с потемневшею соломенною крышею и черным дымарем, а около хаты на прычилку яблоня с краснобокими яблоками, а вокруг яблони цветник, любимец моей незабвенной сестры, моей терпеливой, моей нежной няньки! И у ворот стоит старая развесистая верба с засохшею верхушкою, а за вербою стоит клуня, окруженная стогами жита, пшеницы и разного, всякого хлеба.

А за клунею, по косогору, пойдет уже сад. Видал я на своем веку таки порядочные сады, как, например, Уманский и Петергофский, но это что за сады! Гроша не стоят в сравнении с нашим великолепным садом: А за садом левада, а за левадою долина, а в долине тихий, едва журчащий ручей, уставленный вербами и калиною и окутанный широколиственными темными зелеными лопухами.

А в этом ручье под нависшими лопухами купается кубический белокурый мальчуган, а выкупавшись, перебегает он долину и леваду, вбегает в тенистый сад и падает под первою грушею или яблонею и засыпает настоящим невозмутимым сном. Пламя трепетало от дыхания.

Руку художника била дрожь. На девяти свечах была плотная бумажная воронка, чтобы расплавленный воск не обжег пальцев. Сползая с локтя, мешал работать рваный рукав тканой рубахи. Огонь отливал золотом в светлых прищуренных глазах, играл на тубах с масляными красками, на черной лакированной доске, которую, зажав в тисочки, держал художник. Он коптил заготовленную для гравюры красную медь. Следя, чтобы пламя касалось метала лишь ярко-оранжевым язычком, подальше от фитилей, в думах витал.

Покусывая седоватый ус, что-то приговаривал шепотом. Дым неверно и мягко окутывает все. Выедая очи, гонит слезу. Тарас уже видел то, что хотелось видеть: Едва дождавшись, когда блестящая черная поверхность станет матовой, обжигая пальцы, схватил раскаленную доску, занес было резец, но ясное видение погасло.

Тарас еще видел слезу, самоцветно дрожащую в пламени. Он знал, чем вызван плач Марины, и не мог сейчас думать больше ни о. Швырнув прочь доску, схватил карандаш. Бумаги под рукой не оказалось, и Шевченко писал поэтические строки прямо на сырой штукатурке. Отирая пот со лба, взбудораженный какой- то мыслью, поэт сокрушенно взглянул на следы копоти, оставшиеся на белом рукаве, на стенку, исписанную гневными словами, и дунул на связанные бечевкой свечи. За окном начинался сырой и влажный рассвет хмурой петербургской осени.

Вязальная спица, вбитая в ручку от старой кисти, ходили по медной доске. Тарас работал и пел. Рисовал по металлу украинскую девушку, грустную простолюдинку со свечой в руке.

Свет она прикрывала другой рукой. Ее освещенное лицо выступало из мрака. Она смотрела так, будто перед нею —близкий, любимый человек, которого она ждала, ждала, тревожилась о нем, и вот наконец он пришел.

Девушка встречает, а во взгляде — и укоризна, и радость и любовь. Очертания возникали на лакированной и закопченной доске красной меди. Нужна была верная и твердая рука. А Шевченко сам не свой делал досадные промахи. Ошибки исправлял тут же, покрывая поврежденные места жидким лаком. Это значило, что он высох, что доску снова можно опустить в кислоту, разъедавшую в процарапанных местах не защищенный лаком металл.

Контуры становились глубокими, как бы врезанными, и, смыв лак, Тарас забивал их масляной краской, затем накрывал доску влажной бумагой и делал оттиск, достигая замечательной сочности штриха и выпуклости рисунка, бархатистости тона масляной краски — своеобразной, неповторимой прелести.

У окна висели пейзажи Калама и комнатный реомюр в медной оправе. В круглом дубовом футляре замерли незаведенные парижские часы. За ними торчали перья ковыля. Да и по всем стенам, где только можно было зацепиться, виднелись пучки сухих трав — барвинка, душистой руты, калуфера, любистка, чебреца, которые, очевидно, вдохновляли художника и поэта.

Из — за этих трав возникали бурные ссоры между Тарасом Григорьевичем и солдатом. Прохор Михайлович не раз выбрасывал это сено.

Старый георгиевский кавалер понимал, в чем. Его огорчало, что и после всех ударов судьбы упрямый человек - тоже ведь бывший солдат — не может забыть те края, где имел несчастье родиться на свет. Шевченко будто и не возражал, но на стенах снова и снова появлялись душистые пучки. Так и оставалось тайной, откуда их брал Тарас — в Питере, далеко от родных степей и лесов.

Девочка знала, что Шевченко работает, но решилась побеспокоить: Солдат молодую графиню встретил приветливо и пропустил к Тарасу в мастерскую. Неловко отвернувшись от Катеньки, Тарас Григорьевич плеснул себе на руку неразбавленной кислотой. Деловито насупившись, поливал обожженное место нашатырным спиртом. Ванночка с раствором кислоты ,где лежала медная доска, покачивалась на его крепкой руке. Бисеринки газа появлялись на широких, затем на более тонких штрихах.

Покачивая ванночку, художник сгонял пузырьки. Если не помогало, брал гусиное перо и смахивал. Закончив травление, Тарас промыл доску, собрал разбросанные по столу мелкие инструменты — иглы, шабер, циркуль с загнутыми концами, кожаный валик, которым накатывался лак, - вымыл руки и, с полотенцем на плече, обернулся к Катеньке: А он мог пересчитать свои счастливые дни, - их было так мало.

И снова охватывала его тоска по родным полям… За окном садилось солнце. Последний луч падал на здание кадетского корпуса, чуть припорошенное снегом. Но Тарас не видел. По набережной прошел к соседнему корпусу военный оркестр. Но Тарас не слыхал. Ему все чудились синие заплаканные. Возникало в неверной дымке воображения личико ребенка, покрапленное смешными веснушками, и тоже пропадало… И вдруг всплыло в памяти. Будто все пережилось еще раз… Вот, вот! В белом кителе от своей вербы идет он прямо через туркменские бахчи, через аул.

Вечером едва доплёлся до конюшни. Выписать из диктанта слова с приставкой С- с предлогом С. Пёс Марат был дворняжкой. Его очаровала овчарка Арна. Арна проживала в соседнем доме.

Каждый день её выводили на прогулку. Марат поджидал её у подъезда. Но хозяин Арны не подпускал к ней Марата.

После прогулки Арна с хозяином входили в подъезд, и хозяин закрывал за собой дверь. Потом Марат долго сидел под окном у Арны.

Иногда от горя пёс подвывал. Его вой подхватывали соседские псы. Вой переходил в лай. Вся улица могла тогда услышать собачий концерт.

Опасный бандит ограбил большой банк. Директор банка пригласил великого сыщика Шерлока Холмса. На месте преступления Холмс изучил следы. Дома он погрузился в размышления. Набил трубку табаком и выпустил из неё клуб дыма. Достал карточки из своей обширной картотеки. После долгих размышлений сыщик догадался, где искать грабителя. Холмс надел пальто, взял с собой хлыст и револьвер. Холмс отправился выслеживать бандита.

Через три часа он его нашёл. Теперь великий сыщик Шерлок Холмс следил за опасным бандитом. Бандит свернул за угол. Но тут появились полицейские. Старый профессор собирался в институт. Он вышел из подъезда. С неба падали редкие капли. Профессор открыл зонтик и поднял воротник пальто. Рядом остановилась большая машина. Шофёр выглянул из машины и поздоровался с профессором. Профессор прошёл через двор на другую сторону улицы и подошёл к троллейбусной остановке.

Профессор с трудом влез в переполненный салон и поставил свой портфель на пол. Затем профессор вышел из троллейбуса.

Вот вход в метро. Надо проехать пять станций. Скоро профессор подходил к подъезду института. Вошёл через главный вход и поднялся на шестой этаж.

По коридору шли студенты. Они поздоровались с профессором. Пираты шли по берегу моря. За спиной оставался лес. Впереди поднимался холм Подзорной Трубы.

Пираты поднялись на холм и сделали привал. Капитан Флинт присел на сундук с сокровищами. Кок Сильвер вынул из мешка еду и бутылку рома. Боцман Бен Ган и остальные пираты отправились собирать дрова для костра. Сильвер очистил кусок сыра от налипшей грязи. Сварил на костре мясной суп. Потом пираты ели рыбу и бросали рыбьи головы в костёр. Все наелись и начали совещаться. Срочно нужно захватить хороший корабль. Без него не получится напасть на форт Байард. А теперь пора прилечь отдохнуть и немного вздремнуть.

Один пират остался на часах. Остальные нарубили веток и легли на. Под себя подложили плащи. Мы идём в лес. У нас с собой ножи и корзинки. После грибного дождя в лесу много грибов. Появляются лисички, рыжики, сыроежки, дождевики, маслята. Иногда мы замечаем подберёзовики и боровики. Они растут на полянках и под деревьями. Порой их охраняют колючки. Они прячутся в сочной траве и под мохнатыми ёлками. Лесная мошкара также мешает грибникам. Мы шли по тропинке через чащу и оказались на берегу речушки.

Течение у реки медленное. Мы перешли её по мосту. В словах первого предложения подчеркнуть основу. Писатель Алексей Григорьев бродил по нашей округе. Он ходил по заросшим травой холмам.

Он переправлялся через нашу речушку. Он спасался от яркого солнца под ветвистыми деревьями. Вечером он прилёг на небольшой поляне и задремал. Писатель проснулся и услышал шум. Перед Алексеем стоял медведь. Писатель лежал и не шевелился. Он очень боялся диких зверей. Любой храбрец испугался бы на его месте. Медведь протянул к человеку свой носище. Потом повернулся и убежал в лесную чащу. По дороге он сломал рябинку. Писатель потом долго вспоминал, как повстречал медведя.

Выписать два слова с проверяемой безударной гласной Я в корне слова. Сегодня вечером мои родители ушли в театр. Младший братишка схватил коньки и побежал кататься на каток. Старшая сестра сидела в гостиной и готовилась к завтрашним занятиям. Я начал читать книжку. Но мне хотелось повеселиться. Он ещё не вернулся домой. Я стал смотреть свою коллекцию значков. За стеной слышалось хоровое пение. Я больше не могу сидеть в четырёх стенах! Я надеваю пальто и шапку и выхожу из дома.

Пойду на детскую площадку. Там я хочу повстречать друзей. Выписать два слова с проверяемой безударной гласной О в корне слова. Прошёл дождливый осенний день. Боец береговой охраны рядовой Алексей Кружкин выглянул из окна и взглянул на небо. Грозовая туча ползла по небу. Крупные дождинки застучали по обветшавшей крыше маленькой избушки. Алексей зашёл под крышу. Издалека послышался громовой раскат.

Как будто разом заговорили две артиллерийские батареи. Над горой сверкнула длинная и ветвистая молния. Дождевые капли ударяли по крыше всё чаще и чаще. Наконец дождь хлынул как из ведра. Яркие молнии появлялись то тут, то. За окном мелькали бесконечные дождевые струи. В поднебесье грохотал гром. Большие волны равномерно набегали на скалистый берег. Я шёл сквозь густой валежник с ружьём на плече. Было очаровательное июльское утро.

В этот ранний час лес уже пробудился от ночной дремоты. Я находился в пяти километрах от лесничества и бродил по самой чаще нашего леса.

диктант по раздел знаком

Под ногами густая трава и корневища. Изредка мелькнёт осторожный лесной цветочек. На стволах деревьев мохнатые зелёные наросты. Я попал ногой в кротовую нору и чуть не упал. Еле удержался на ногах. Вот лежит могучий ствол столетней сосны. Кто повалил лесного великана? Под корнями лежащего дерева зимой была медвежья берлога.

В поднебесье угрожающе громыхало. Я решил сократить дорогу. Скоро среди древесных стволов появилось светлое оконце. Я выбрался на опушку. Крестьяне вышли на сенокос. За тем холмом видна крыша моего дома. У принцессы украли волшебную кошку. Король созвал заседание правительства. В королевской светлице собрались министры.

Волшебную кошку может найти только волшебник! Маг достал из рукава цветной плетёный пояс и взмахнул им десять. Все встали со своих сидений. В воздухе показалось несколько огромных зелёных снежинок. Они легко летали по комнате. Потом вдруг отяжелели и упали на ковёр. Маг слепил их вместе и спрятал под полу своего плаща.

Из-под магического плаща грациозно вышла волшебная кошка принцессы. Дождливым осенним днём я гулял без сапог, промочил ноги и заболел гриппом. У меня сильная головная боль и насморк.

Я буду принимать лекарство, полоскать горло и пить тёплое молоко. Я лежу в кровати. На столе стоят чай с лимоном и сладкий мёд. Рядом лежит котёнок Барсик. Только что он дремал. Потом лениво потянулся, зевнул и приподнял головку над простынёй. Искоса поглядел на. Кошачьи ушки пришли в движение. Он следит за большой мухой. Она летает по комнате и жужжит.

Он хотел ухватить муху зубами. Теперь сидит на полу и опять следит за насекомым. Пограничники охраняют границы нашей страны. Рядовые и офицеры несут нелёгкую службу. С ними вместе верные служебные собаки. Пусть появится нарушитель границы!

диктант по раздел знаком

На земле и на снегу найдут собаки его следы. Наши бойцы всегда готовы защитить свой народ. Дождливым осенним вечером пошли в дозор два бойца. Опытный старшина и молодой солдат. На плечах у бойцов автоматы. За всю дорогу не вымолвил ни слова. Вот и контрольная полоса земли. Её специально вспахали пограничники.

На ней должны оставаться следы нарушителей. Чьи это там следы? Кто бежал через поля к ельнику? Старшина осветил землю фонариком. Нет, это заячьи следы. Пора идти на заставу. Я сидел на речном берегу. От влажной травы исходил душистый сладковатый запах. Меня охватила легкая сонливость. Я потянулся, зевнул и посмотрел на реку. В большой заводи плавали две утки и пяток утят. Они лениво и грациозно скользили по воде.

Вот родители со своим выводком вылезли на берег. Маленькие утята смешно переваливались на коротких лапках. Малыши начали копаться в земле в поисках насекомых и червяков.

Тут сзади послышался шум. С ветвистой рябины взлетел скворец. Я проводил его глазами и взглянул на небо. Но теперь небо начало проясняться.

Я спустился к реке.

диктант по раздел знаком

У самого берега в воде мелькали головастики. Я выплыл на середину реки. Вода приятно холодила тело. Я вышел на берег и от холода слегка дрожал.

Наш сад ограждён деревянным забором. В саду много яблонь. В этом году большой урожай. Мы будем варить варенье и запасать его на зиму. У неё громкий голос. По ночам её спускают с привязи.

Сад сажал мой дедушка. Дедушке уже семь десятков лет. В глубине сада стоит дедов домишко. Вечером дедушка любит сидеть в обветшалой беседке и пить чай с вареньем. Зимой крыша беседки обвалилась. От беседки к выходу из сада ведёт широкая тропа.

От неё отходит узкая тропинка. В конце тропинки маленькое деревце. Несколько лет назад я посадил в землю жёлудь. Поливал его каждый день. У дубка красивые листочки. На столе стоит красивый кофейник. Я наполняю большую кофейную чашку и беру краюху хлеба. Отрезаю два кусочка и мажу маслом из маслёнки. Сверху кладу кусок овечьего сыра.

Лью в чашку молоко и бросаю сахар. Я люблю сладкий кофе. Проливаю немного кофе на зеленоватую клеёнку. Не надо грязнить стол. Лениво встаю и иду за тряпкой.

Я сижу на террасе. Ем и смотрю. За оконным стеклом мелькают лёгкие листочки. Я сажусь в кресло. Ставлю чашку на подлокотник. Слегка качаюсь в кресле. На поляне перед домом появляется моя сестра Сюзанна. Как она изменилась в этом году! Мы садимся играть в шахматы. У разных народов есть своя мифология и свои мифические герои.